Pik
Сьогодні, 23 Вересня 2020

Сергей Никитенко: Журналистов били всегда

Избиение журналистов в нашей стране стало обычным явлением. Докатились эти тенденции и до Херсона. За последние несколько лет зафиксировано десятки случаев нападения на журналистов во время выполнения ими своей работы. В нашем городе распускают руки не только охранники, пьяницы но и банкиры с депутатами. Люди которые во всем мире считаються добропорядочными гражданами и бояться которых на первый взгляд глупо.

Показательным стал случай с избиением депутатом В.Шевчуком общественного деятеля и журналиста Дементия Белого. Казалось бы, это связано с нашим непростым временем, но если окунуться в историю можно сделать вывод - журналистов били всегда.

В начале 19 века с приходом к власти Александра I во многих сферах жизни, в том числе и журналистике, появляются признаки либерализации: разрешен ввоз из-за границы периодических изданий, освобождены из тюрем многие вольнодумцы, уничтожена Тайная экспедиция. Но в 1804 году послабления заканчиваются, вводится предварительная цензура и принимается Цензурный устав, ограничивающий право обсуждать в прессе общественно-политические темы. 1818 году запрещается упоминание о крепостном праве. Важной характеристикой публицистики начала 19 века является тот факт, что журналистика - всё ещё хобби дворянской интеллигенции, а не профессия. В 1865 году был издан российский закон о печати. Он отменял предварительную цензуру для столичных (Санкт-Петербург, Москва) журналов и газет, книг объёмом более 10 печатных листов. Это новшество не распространялось на сатирические издания с карикатурами и всю провинциальную печать. Случаев избиения журналистов в это время не зафиксировано, но многие журналисты подвергались преследованиям. Законодательно установленная ответственность печати перед судом была большой проблемой для свободной прессы. Административные преследования были удобнее для правительства и поэтому были более распространены, чем рукоприкладство.

Нужно сказать, что в начале ХХ века слово журналист почти не использовалось. Оно использовалось в крайних случаях, когда надо было подчеркнуть уважительность к лицу, причастному к сотрудничеству в журнале какого-либо определенного идейного направления. В других случаях сотрудника журнала и особенно газеты стали называть «репортером», независимо от того, занимался он в основном репортажем в газете или был автором корреспонденции, хроникерских заметок, рецензий, фельетонов, передовых статей. Сохраняло это понятие и свой узкий смысл, но чаще всего оно употреблялось расширительно для обозначения профессии журналиста.

Презрение к журналистской братии у некоторых деятелей было настолько велико во всех слоях общества, что ее не только третировали морально, но нередко и физически расправлялись с ней. Вышвырнуть корреспондента с какого-нибудь приема, напоить его до потери сознания и гнусно поиздеваться, наконец, просто избить было не таким уж редким явлением.
В 1904 году в Херсоне известный фельетонист Баян написал обличительный фельетон, в котором были такие строки: «Вот молодой, недавно овдовевший доктор, специалист по женским болезням. Пришла к нему молодая, честная девушка, попросила лекарство от угрей. Если бы вы господа знали, какое гнусное предложение он ей сделал и как омерзительно он себя держал! » Это обличение принял на свой счет доктор Волкомич, который встретил в саду Баяна и поколотил его.

Побои, однако, не охладили пыл журналиста, и он написал еще один обличительный фельетон посвященный инциденту: «Я исполнил свой долг. Я стегнул хлыстиком сатиры нечестие. И я не краснея говорю: меня ударил врач Волкомич». В городе этот случай имел эффект разорвавшейся бомбы. Журналисты газеты «Юг» писали, что похоже на то, что Баян явно доволен своей ролью пострадавшего. В конце концов, общественность в лице журналистской братии осудила обоих участников инцидента. Первого за не предоставленные доказательства, а второго за неумение вести себя в обществе и «использование старого испытанного, но не совсем красивого метода доказывание своей правоты журналисту.»

Нужно отметить, что это явление было распространенным в те годы. Причем попадали в такие ситуации и знаменитые люди. Известный спортсмен и авиатор Уточкин например тоже был замечен среди активных притеснителей прессы. О нем в Одессе шутили - побивший на своем веку не один рекорд, побил и немало журналистов.

Корней Чуковский рассказывает в «Дневнике»: «Однажды Ольдор в «Одесском листке» написал некую кляузу об Уточкине... Уточкин его поколотил. Встретив Уточкина, я с укоризной спросил:
- Как вы могли побить Омегу?
- Вот так, - ответил Уточкин, думая, что я спрашиваю его о технике битья. - Я вошел в редакцию, встретил м-м-мадам На..на..на... Навроцкую, поцеловал у нее ручку, иду дальше: - Кто здесь Омега? - я Омега - Я взял Омегу - вот так, положил его на левую руку, а правой - вот так. Вот так - отшлепал его и ушел. Иду по лестнице. Навстречу мне мадам Навроцкая. У вас, говорит, галстух съехал назад. Поправляю галстух и ухожу...».

Конечно с момента когда произошли эти события прошло почти сотня лет, но нравы некоторых граждан остались «на уровне». Журналисты в современном обществе, хоть и получили высокий статус, уважение и влияние в то же время остались бесправными и незащищенными от морального давления, угроз и физических расправ. Очень хотелось бы надеяться, что наши доморощенные «уточкины» и «волкомичи» наконец поймут, что живут они в современном обществе и в случае нарушения их прав следует обратиться в суд.

Автор: Никитенко Сергей специально для ПИК

 

Коментарі

Нет ни одного комментария

Залишити коментар

Останні новини

Останні відеорепортажі

Останні фоторепортажі

Зараз читають

наверх

Підписатися на новини

Підписатися на новини

Запропонувати новину

Запропонувати новину